Заказать обратный звонок
Оставьте ваш контактный номер телефона и в ближайшее время мы вам перезвоним.
Интервью Хромова А. журналу «PERFECT»
«Мы не продаем пластические операции! Мы продаем результат!» — интервью журналу PERFECT

ОТ РЕДАКЦИИ
Вы знаете, как расстраивается женщина, если ей не понравилась новая стрижка! Или платье, которое она купила по совету подруги, а оно, как потом оказалось, ей не подходит! Только, если стрижка не понравится — волосы отрастут, если не подойдет платье, его можно вернуть или повесить в гардероб, а если вам не понравилось ваше «новое» лицо после пластической операции? Его в шкаф не спрячешь! Это лицо вам придется «носить» всю оставшуюся жизнь. Сделать, как было, вернуть все обратно невозможно!
— Андрей Викторович, Ваша клиника имеет в названии слово «Авторская». Поясните, что такого есть в Вашей клинике, чего нет у других?
— Я более 10 лет возглавляю Общество защиты пациентов и в силу этой общественной деятельности постоянно сталкиваюсь с пациентами, у которых после пластической операции была испорчена внешность — у кого-то более серьезно, у кого-то менее. Беседуя с ними, я обычно задаю вопрос, как, по какому принципу они выбирали хирурга? И многие ссылаются на, так называемое, «сарафанное радио», на знакомых и родственников, которые к этому специалисту уже обращались и результатом остались довольны. А вот им не повезло… Но дело здесь не в невезении и не во врачебной ошибке. Дело в том, что у каждого хирурга есть свои сильные стороны и не очень. Есть нюансы, как он делает ту или иную операцию, и то, что подошло одному, совсем не обязательно подойдет другому. Для примера: одно конкретное платье, то есть фасон платья, может отлично сидеть на одной фигуре и совсем не подойдет к другой. Так и в пластической хирургии — одна методика может подходить для одного пациента и совершенно не подойдет другому. Но если платье можно вернуть, обменять или повесить в гардероб, то «новое» лицо, нос придется «носить» всю оставшуюся жизнь и вернуть все как было невозможно!
— Как же решается эта проблема в вашей клинике? 
— Сегодня становится нормальным — обращаться к дизайнеру, если вы собираетесь строить дом или делать ремонт. Потому что дизайнер в силу своей профессиональной компетентности, больше знает о свойствах и качеств материалов, лучше знает различных поставщиков и может порекомендовать бригаду строителей. Сегодня успешные женщины предпочитают обращаться к стилисту, который подбирает прическу, макияж, стиль одежды. И дело не в том, что у конкретной женщины нет вкуса, просто умные люди понимают, что себя увидеть со стороны невозможно! Тот человек, которого вы видите в зеркале, совсем не тот, которого видят окружающие вас люди. В случае с пластическими операциями все то же самое только ответственность гораздо выше! Когда человек приходит к нам, у нас происходит достаточно долгая беседа, в ходе которой мы должны понять, что, в его понимании, красиво и гармонично, и как мы можем удовлетворить его чувство прекрасного. И, если наши точки зрения совпадают, я подбираю пациенту конкретного специалиста, который может отлично выполнить поставленную перед ним задачу, а выбирать у меня есть из кого. У меня в клинике работает 7 пластических хирургов и 6 косметологов. Мы не продаем операцию или косметологическую процедуру. Мы продаем результат.
— Правильно ли я поняла, что все пациенты, прежде чем отправиться на консультацию к одному из ваших пластических хирургов, обязательно советуются с вами?
— Разумеется, нет! Мне пришлось бы жить в клинике в таком случае! Большинство пациентов, по старинке, обращаются непосредственно к хирургу, но с хирургами у меня есть твердая договоренность — они делают только те операции, которые могут выполнить очень хорошо. Если к кому-то из них обращается пациент и просит об операции, которую он не может выполнить на должном уровне или у хирурга с пациентом не сложилось взаимопонимание относительно эстетического результата операции, хирург отправляет пациента ко мне, а я, в свою очередь, перенаправлю его к другому специалисту. То же самое и с косметологами.
— Бывает ли так, что пациент не соглашается с вами и требует, чтобы операцию делал не тот специалист, которого рекомендуете вы, а тот, который по тем или иным причинам импонирует ему?
— В этом случае я предлагаю написать расписку. В ней указывается, что на консультации пациенту был предложен один хирург, но пациент настаивает, чтобы его оперировал другой специалист, что пациент понимает свою ответственность за эстетический результат операции и принимает ее на себя. В этом случае если пациент будет недоволен этим результатом, переделка будет за его счет. Я хочу подчеркнуть, что в данном случае речь идет о нюансах, которых пациент может в будущем и не заметить — это как разница между хорошим и очень хорошим.
— А бывает, что, побеседовав с пациентом, вы отказываете ему в операции, посчитав ее нецелесообразной?
— Бывает. Вот пример. Где-то месяцев восемь назад ко мне обратилась женщина с просьбой сделать ей ринопластику. Носик у нее и правда был не очень красивый. Полтора часа я объяснял ей, почему нос трогать нельзя. Ни много, ни мало, ни чуть-чуть — вообще нельзя. Я рисовал, показывал на картинке — вот ваш тип лица, вот пропорции, вот фас, вот профиль, если мы его изменим, хотя бы просто уберем горбинку, то мы получим ухудшение внешности. Поговорили, объяснил, она пришла ко мне с огромным букетом цветов, благодарила за то, что вправил ей мозги… Силы моего внушения хватило месяцев на шесть. После этого она обратилась в другую клинику, и операцию ей сделали. А буквально две недели назад она пришла ко мне со словами: «Плачу любые деньги, сделайте так, как было». Дело в том, что, потеряв горбинку, ее нос опустился и стал напоминать… слоновий хоботок. Однако при всем развитии медицины помочь ей теперь — увы, нельзя: в хирургии есть сто способов уменьшить ту или иную «деталь», и нет ни одного адекватного способа вернуть все как было… На самом деле, это банально звучит, но первый принцип, который существует в нашей клинике — здесь говорят правду. Какая бы она ни была. Никогда никто не пытается заманить пациента на операцию. Но если уж мы за нее беремся, то за результат отвечаем.
— А почему можно верить Вам? Почему Ваши хирурги и косметологи лучшие? Вы тоже заинтересованы отправлять пациентов к своим хирургам…
— Первое, я собрал лучших специалистов в своих областях и они пришли не только потому, что им импонирует моя концепция организации работы клиники. У моих специалистов самые лучшие, в финансовом плане, условия. Они пришли ко мне работать из других клиник, потому что им это очень выгодно. Лучших условий в Москве никто не предлагает. У меня работает 7 пластических хирургов, и мне, с финансовой точки зрения, все равно, кому из них я поручу делать операцию. Доход клиники от этого не меняется. А я поручу тому, кто этот вид операций делает лучше всех, либо могу пригласить на одну операцию сразу 2-х хирургов. Если я понимаю, что ни один из моих специалистов не может справиться с поставленной задачей, я, либо отказываю в операции, либо приглашаю специалиста из другой клиники.
— Похоже, вы авторитарный руководитель… Наверное, ваши подчиненные вас боятся?
— Знаете, от чего устал я? Я устал от того, что приходя в очень дорогой супермаркет, реклама которого утверждает, что он дорогой, потому что в нем только качественные продукты, а на деле вижу на полках просроченные продукты или продукты, срок годности которых истекает уже завтра. Меня огорчает, что для многих все превратилось просто в бизнес и медицина тоже. Мне грустно от того, что успешными людьми становятся те, кто умеет лучше обманывать, а не те, кто может лучше выполнять свою работу. Мне удалось собрать команду врачей, которые разделяют мои принципы и которые готовы отвечать за свою работу. Они понимают, что это правильно! Время показало, что благодаря именно такому подходу у всех кризис, а у нас кризиса нет. У нас количество пациентов только увеличивается. Мы не делаем скидок и не устраиваем распродаж, мы реально оцениваем свои трудозатраты для каждого пациента, чтобы могли дать пациенту именно результат, а не продать ему пластическую операцию. Вместо скидок, мы раз в месяц делаем по одной бесплатной пластической операции! Это наша социальная программа, которой может воспользоваться любая женщина, которая родила 4-х и более детей.
— Бесплатные операции? Почему только женщины и почему только те, которые родили 4-х и более детей?
— Это наша поддержка материнства. Мы убеждены, что девушка не должна отказываться от кормления ребенка грудью только потому, что ее грудь может потерять форму. Мы понимает, что в некоторых случаях во время беременности, мышцы живота женщины расходятся и никаким спортзалом эту проблему не исправить. Мы готовы поддержать женщин, которые жертвуют своей привлекательностью ради детей.
— Бывает, что, несмотря на все ваши усилия, пациент все же остается недоволен тем, что получилось?
— Бывает. Вот совершенно недавно приходит ко мне одна девушка, которой мы увеличивали грудь. Все было хорошо, но складка под грудью у нее оказалась слишком эластичная, а потому имплант опустился и через 6 месяцев после операции соски стали смотреть вверх. Я не стал рассказывать про ее индивидуальные особенности, все, что я ей сказал — выбирайте день операции, за наш счет. Мы усилили эту складку, чтобы имплант в дальнейшем не опускался и все! Все возможные переделки или коррекции входят в стоимость, потому что, повторюсь, нам важен результат!
Made on
Tilda